Что для меня история?

Конечно, это в первую очередь искусство: аристократичное, древнее, высокое и завораживающее своей простотой и несусветной глубиной вместе. Оно сродни искусству шамана, путешествующего по мирам. Только тут место пространства занимает время. Поток образов во времени – вот живая и динамичная маска истории для меня: бесконечный анимированный поток, который плотнеет от начитанности и становится более сочным и самоиграющим: его персонажи уже сами подсказывают мыслительные ходы мысли и отвечают на мои вопросы. С другой стороны история без всякой тени сомнения полновесная наука.
В каких случаях это так?
Как сохранить в одном лице оба эти качества, древнего искусства и вполне современной науки?
Посмотрим рисунок и растолкуем его:
Видим два горизонта познания и «колесо обозрения», крученьем своим связывающее (или, наоборот, разделяющее?) их в потоке непрерывного взаимодействия.
Нижний горизонт, вовсе не случайно обозначенный на рисунке коричневым, цветом навоза и гумуса, обозначает «мелочеведение» по меткому наблюдению Льва Николаевича Гумилёва. Но в том только случае, если он оторван от верхнего горизонта, не обращается к нему, зацикливается в самом себе и считает себя самодостаточным, сведя целое единство двух горизонтов к себе-одному. В таком случае я бы обозначил его как «музейно-позитивистская» площадка познания в истории. Многие, особенно не специалисты, считают что познание истории состоит исключительно в открытии нового нарративного источника, раскапывании нового кургана и проч. Об осмыслении полученного ранее (и, кстати, на сегодняшний день весьма объёмного уже) материала под новым углом зрения (что я считаю как раз наукой) в таких рассуждениях речь не идёт. Наука истории превращается в историческое описание, целостная картинка эпохи исчезает за неизвестными деталями, ум искусственно дремлет под окриком надзирателя (критика в штатском) «низ-зя!» (кстати, непонятно почему же нельзя думать…).
Верхний горизонт, где летают птицы, не ведающие тяжкого труда, обозначен голубым, а птицы эти – философы и всякие «бездельники», говоруны и проч. с точки зрения стандартного позитивиста из архива. И отчасти он прав: да, когда они не базируются в своих рассуждениях на фактах, добытых внутри коричневого горизонта, – они и становятся оторванными от практики говорунами.
А если соединить два горизонта познания в единое целое а исследователя сделать шаманом, путешествующим между мирами, обогащая тот и другой? Вот это  и будет по-моему схема полноформатной науки истории, сохраняющей в себе черты древнего искусства и ставящего его на рациональную методологическую основу.


Чириков А.А.                                                                            21 июня 2012 г.

Создать бесплатный сайт с uCoz